Закрыть
(495) 508 41 55

Гришковец рассказал о себе: "Меня никто не знает"


Евгений Гришковец в своем эксклюзивном интервью для РИА «Новости» рассказал о том, почему на его спектаклях плачут зрители и что расстраивает его самого. Например, последним огорчением стал фестиваль NET.
Фестиваль NET является авангардной площадкой, где известные режиссеры демонстрируют новейшие тенденции европейского театрального искусства. Евгения Гришковца удивило то, что на фестивале было мало гостей, а показ состоял из репертуарных спектаклей, которые идут в Москве, в том числе, и спектакль Гришковца. Поэтому, по словам Гришковца, «фестиваль NET был чистой фикцией». Возможно потому, что был недостаток в финансовых средствах или организаторы просто немного устали. Евгений Гришковец сыграл спектакль «+1». В спектакле принципиально нового ничего нет, это просто премьера после восьмилетнего перерыва. Спектакль хорошо вписался бы в программу фестиваля «Новый европейский театр», так как Гришковец часто играл на фестивалях и в европейском театре «фигура довольно известная».
На вопрос будут ли записи или книги Евгения Гришковца платными в сети Интернет, он ответил, что в ближайшее время в России такой вид заработка невозможен. «Люди берут бесплатно, не ощущая того, что они совершают преступление, это в силу привычки», подчеркнул Евгений. В качестве примера привел группу «Radiohead», которая заработала в Интернете больше, чем, если бы продавала альбом на диске, а вот Борис Гребенщиков — получил мизерные деньги, основная часть которых была перечислена из-за границы, эмигрантами.
По отзывам многих поклонников спектакли Гришковца несут в себе терапевтический эффект психотерапевтического тренинга, в котором зрители тоже участвуют. Но это мнение Евгений опроверг, «терапевтической задачи точно нет, есть художественная задача». И объясняет такое мнение тем, что во время спектакля каждый из зрителей переживает одно и то же, несмотря на социальное, возрастное, образовательное отличие. Люди знают, что не одиноки в этот момент. «Русскому человеку это важнее», говорит Евгений Гришковец. В отличие от зарубежного зрителя, который более обособленный, русский зритель нуждается в «ритуале единения».
Несмотря на видимое сплочение автора, персонажа и публики, разделение все же есть. «И интерактив у меня во время спектакля невозможен», уточняет Гришковец, «его не надо – это вполне себе спектакль…». Отождествление героя Гришковца с ним самим ошибочно.
В частности персонаж Гришковца очень отличен, как по внешним признакам: дети, семья, проживание в Москве, так и по внутреннему содержанию: «мой герой высказывает мнения, которые мне совершенно не свойственны». Но все же эффект интерактива случается.
Своеобразный доверительный разговор получается и на страничке в «Живом Журнале». Это связано с развитием Интернета и потребности в широком монологе. «Для меня это не исповедальная территория», говорит Евгений Гришковец. В основном там освещены текущие события или «сиюминутные соображения». Но среди этих заметок бывают и «очень матерные дневники», которые «весьма исповедальны».
Вышедшая же книга «Год ЖЖизни», которая является отражением электронного дневника, «имеет другую задачу». Это вполне нормальная полноценная книга. «Это просто книга-дневник – путевые заметки», рассказывает Гришковец. На вопрос к кому адресованы слова книги и на спектакле Евгений Гришковец ответил, что обращение в книге и со сцены первоначально направлено к самому автору, а на сцене – это уже обращение к публике.
Часто во время спектаклей зрители плачут, но плачут не над ситуацией из истории, а о своем. «Чаще всего они плачут о детстве», говорит Гришковец, «о потерянном рае, о счастье, о каком-то душевном равновесии». Но «это не горестные слезы, а так появляется щемящая радость». «Это просто воспоминания». Возможно какие-то сожаления, но не более.
Сам же Евгений Гришковец ни о чем в своей жизни не жалеет, разве что о том, что его рано забрали на службу и юность быстро сменилась взрослостью и мужеством.
 

© 2008-2010
Консультации по телефону: (495) 508 41 55